пятница, 30 апреля 2010 г.

Авторское право на откат

Коррупционная схема строительства в столице основывается на системе московских нормативов, покрывающей чиновников правительства Юрия Лужкова

На днях Савеловский суд Москвы частично удовлетворил иск столичного мэра Юрия Лужкова к лидеру ЛДПР Владимиру Жириновскому, взыскав с политика 1 млн. рублей. Напомним, что скандал разразился на заседании в Государственной Думе, в рамках которого В. Путин отчитывался перед депутатами о проделанной правительством работе. Воспользовавшись предоставленным словом, Жириновский в очередной раз «наехал» Лужкова, назвав его «тормозом для развития страны». Разоблачая «московскую мафию» перед премьером и депутатами, Владимир Вольфович неоднократно упоминал и о коррупции в московском строительстве. После своего заседания Жириновский лично передал премьеру компромат на мэра столицы. Что в этом компромате, наверное, широкая общественность так и не узнает. Но самое смешное, что для выявления схемы откатов, в которой участвуют московские чиновники и строители, специального расследования не требуется. Достаточно проверить деятельность ОАО «Мосстройцены».
«Мосстройцены» — это близкая к Ю.В. Росляку организация, занимающаяся созданием московских сметных нормативов, по которым определяется стоимость строительства объектов. Одновременно «Мосстройцены» владеет авторскими правами на «изобретаемые» ею нормативы. И на деле никто не может контролировать и проверять достоверность используемых московских нормативов, кроме самих «Мосстройцен». Благодаря этим обстоятельствам, небольшая частная компания за время своей деятельности «освоила» порядка 5 млрд долларов США бюджетных средств. Фактически, эта организация не подотчетна ни федеральному правительству, ни правительству Москвы, хотя разрабатываемые ею нормативы используются для выделения денег из бюджета. Получается интересная такая ситуация: сколько нужно бюджетных средств на строительство, подсчитывает организация, которая формально подконтрольна частным лицам. Возникает вопрос: как такое возможно? А ответ на него очень простой. Подобное положение дел очень выгодно московскому правительству, легализующему через никем не контролируемые нормативы свои многомиллионные взятки. По словам того же Жириновского сумма взятки на строительство объекта в Москве доходит до 300 тыс. долларов.
Как же спрятать откаты в сметных нормативах? Ведь по идее нормативы для того и создаются, чтобы при формировании цены строительства можно было подсчитать стоимость каждого вбитого гвоздя с точностью до копеечки. Это в свою очередь предполагает максимальную детализированность применяемых при расчетах сметных норм. А ответ очень простой: в московских нормативах существует такая статья, как «прочие расходы» (см. схему ниже). Что за «прочие расходы», никому не понятно. И что туда входит, нигде не прописано. Зато, как отмечают эксперты, большая часть совокупного объема рассчитываемых средств по московским нормативам приходится именно на эту статью. А она составляет 50-70%. Даже неспециалисту понятно, что именно эта строка идеально подходит для отмывания наворованных денег. Только почему-то этого не замечают «слеповатые на один глаз» борцы с коррупцией, постоянно ищущие теневые каналы финансовых потоков. Все ведь лежит у них под носом. Более того, вся эта схема носит практически легальный характер. Формально правительство Москвы не несет ответственности за использование «правильной» московской нормативной базы при расчетах. С другой стороны, и «Мосстройцены» никому не подотчетны. Показательно, что, несмотря на распоряжение правительства № 427 от 18 мая 2009, регламентирующее приведение всех территориальных сметно-нормативных баз субъектов РФ с федеральной нормативной базой, московские сметные нормы до сих пор не прошли проверку.



Благодарное правительство Москвы не забывает своих верных счетоводов и отвечает им встречными откатами. Так, в частности московское правительство заключило с «Мосстройцены» контракт на разработку индексов для «Метростроя». Стоимость контракта составила 70 млн рублей! Столь внушительную сумму, запрошенную для своего творчества, «Мосстройцены» объяснили разработкой норм для прогрессивных технологий в строительстве, которые нигде больше не применяются. Однако, как отмечают эксперты, в эти индексы не было включено ни одной новой технологии, а сами нормы были скопированы из других нормативных баз. Вот так нехило можно зарабатывать на «Copy-Paste».
Другой способ «взаимовыгодного сотрудничества»: г-жа Л.Н. Подгорная, возглавляющая на данный момент «Мосстройцены», в прошлом совмещала нынешнюю должность с должностью вице-президента и руководителя финансово-экономического комплекса в ОАО «Главмосстрой» — одной из самых крупных подрядных организаций на строительном рынке Москвы. Выходит, что г-жа Подгорная и сама-себе-строитель и сама-себе-сметчик. В общем, мастерица на все руки. Интересно, насколько объективными будут сметные нормативы, если те, кто их разрабатывают, одновременно отстаивают интересы крупной подрядной организации? Ведь ясное дело, что подрядчику выгоднее вытянуть как можно больше денег из бюджета, а не экономить на затратах. С другой стороны, получается экономия: если одни и те же люди занимаются легализацией разворованных из бюджета денег и сокрытием откатов в нормативах, то нет необходимости платить за все эти операции третьим лицам. Получается такая компактная и экономная коррупционная схема.
Теперь займемся простой арифметикой. Исходя из бюджета города Москвы на строительство выделяется порядка триллиона рублей. Из этой суммы более половины бюджетных средств рассчитывалось на основании московских нормативов. Из них 50-70% уходило в графу «прочие расходы». И все это благодаря использованию московской сметно-нормативной базе. Только вот почему-то никто прикрывать эту финансовую дыру пока не собирается.

Евгений Живтов

среда, 28 апреля 2010 г.

Семейно-коррупционный подряд

Владимир Генералов вернулся в "Росэнергоатом": новая должность и 175-миллиардный бюджет

В марте 2010 года Владимир Путин посещая Волгодонскую АЭС заявил, что по федеральной целевой программе «Развитие атомного энергопромышленного комплекса России» только из федерального бюджета на строительство АЭС в этом году целевым образом выделяется более 68 млрд рублей. В целом на инвестпрограмму концерна «Росэнергоатом» только в 2010 году положено государственное финансирование в объеме 175 млрд рублей. Новые масштабные проекты по строительству новых АЭС в России и за рубежом анонсируются чуть ли не ежемесячно: Балтийская АЭС, АЭС в Болгарии, Иране, Индии. Несмотря на дефицит бюджета на развитии ядерной энергетики Правительство России не экономит.
При этом очень хочется спросить, есть ли шанс, что такие деньги будут истрачены эффективно, учитывая тот факт, что «пилинг» и «откатинг» в некоторых компаниях, входящих в Росатом, поставлены на семейный подряд? Несмотря на все антикоррупционные меры, предпринимаемые Сергеем Кириенко.
Вообще, борьба с коррупцией в России иногда чем-то напоминает профессиональный спорт, любителям в котором делать нечего. Помимо работников правоохранительных органов, кто по долгу службы обязан это зло искоренять, в нашей стране появились и профессиональные коррупционеры, прекрасно подготовленные «атлеты», с большим опытом выступлений на самом серьезном уровне. Кроме того, здесь, как и в спорте, когда встречаются примерно равные по силам соперники – победа сил добра и света не очевидна. Поэтому наблюдение за тем, как в государственных органах власти и госкорпрорациях борются с коррупционными проявлениями - занятие крайне зрелищное и увлекательное.
Основная задача ГК «Росэнергоатом» заключается в экономически эффективном и безопасном производстве электрической и тепловой энергии на атомных станциях России и ее реализации. Концерн «Росэнергоатом» несет всю полноту ответственности за обеспечение ядерной и радиационной безопасности на всех этапах жизненного цикла АЭС. В настоящее время на 10 атомных станциях России эксплуатируется 31 энергоблок установленной мощностью 23242 МВт. Руководит концерном с 2006 года Сергей Александрович Обозов.
В конце марта 2010 года по новостным лентам российских информагентств и в газетах прошли короткие сообщения том, что в государственном концерне «Росэнергоатом» двух высокопоставленных менеджеров подозревают в хищениях и финансовых махинациях. Украденная сумма в 2,5 млн евро выглядит по нынешним временам несерьезной, неудивительно, что раскрытое мошенничество не вызвало серьезного общественного резонанса.
Еще в 2004-ом году начальник отдела поставок госконцерна Портнов совместно с гендиректором дочернего предприятия ООО «Центратомкомплект» Глаголевым придумали финансовую схему с помощью которой, на их личных банковских счетах оказалось на 2,5 млн евро больше, а в госбюджете – на такую же сумму меньше. Не вдаваясь в детали: произвольно завышалась стоимость импортного оборудования немецкой фирмы Hans Wilischmiller, поставлявшей в Россию оборудование для безопасной работы хранилищ ядерных отходов.
Используя полученный от немцев официальный прайс-лист, сообщники подделали коммерческое предложение компании, вставив в него сумму 5,552 млн евро и условие 100-процентной предоплаты. Мошенники от лица «Центринвесткомплекта» предложили «Росэнергоатому» купить аналогичную партию ручных манипуляторов за 5,477 млн евро при условии предоплаты 50%, а в ходе последующих переговоров компания пошла на еще большие уступки, снизив цену более чем на миллион евро. Получив предоплату от «Росэнергоатома», «Центринвесткомплект» купил у Hans Walischmiller манипуляторы за 1,858 млн и затем продал «Росэнергоатому» за 4,3 млн. Разницу соучастники присвоили.
Эту примитивную откатную схему заметил бы даже студент 3 курса юрфака, а вот тогдашний глава департамента по поставкам Росэнергоатома Владимир Генералов, контролировавший все поставки и закупки госконцерна с 2004 по 2007 год – не заметил. В этом уголовном деле, в отличие от своих подчиненных, он никак не фигурирует: когда его подчиненных начали вызывать на допросы по поводу липовых контрактов, он предпочел спокойно отлежаться в госпитале.
Спустя некоторое время Владимир Генералов занял пост генерального директора московского ОАО «Атомэнергопроект», компании занимающейся строительством атомных станций в России и за рубежом: в Индии, Болгарии и Китае. В 2009 году после проверки службы внутреннего аудита Росатома вокруг руководства Атомэнергопроекта разгорелся грандиозный скандал: речь шла об отлаженном механизме хищений десятков миллиардов рублей у государства организованной группой лиц, а самое страшное, о серьезнейших технологических нарушениях при строительстве новых энергоблоков АЭС в Нововоронеже. Моментально лишились своих постов в «Атомэнергопроекте» Мирюшенко К. Е. (зам. по поставкам) и Когтев А.В. (заместитель по финансам), а их начальник, как и пять лет назад в 2004 году, остался ни при чем. Как Владимир Генералов сохранил свое кресло - загадка, глава атомной госкорпорации Сергей Кириенко был настолько на него сердит, что подписал грозный приказ о «недоверии». После такой «черной метки» Владимир Генералов в «Атомэнергопроекте» протянул недолго. Спустя три месяца, на стол Сергея Кириенко лег Акт о состоянии площадки строящегося энергоблока Нововоронежской АЭС. Что было написано в этом документе для служебного пользования, останется в секрете, но в «Атомэнергопроекте» теперь другой гендиректор.
А «утративший доверие» Владимир Генералов, несмотря скандальные результаты его руководства «Атомэнергопроектом», вернулся туда, откуда пришел – в «Росэнергоатом», став советником главы концерна. Причем вернулся далеко не как бедный родственник, а скорее, как негласный хозяин. Его родной сын Сергей уже возглавляет «любимый» отдел поставок в концерне. Настоящая трудовая династия «специалистов по поставкам» при генеральном директоре «Росэнергоатома» Сергее Обозове. У последнего сложившийся имидж эффективного менеджера западного образца, только реальных полномочий у него в компании, судя по всему, не больше, чем у английской королевы.

Тимофей Привалов

пятница, 23 апреля 2010 г.

Схватка олигархов за инвестпрограмму ФСК

Гендиректор «Энергостройинвестхолдинга» Игорь Ярославцев: «Сечин дал мне карт-бланш на то, чтобы разобраться с Березкиным и Тимченко»

В нашем распоряжении оказалось интервью гендиректора «Энергостройинвестхолдинга» Игоря Ярославцева, которое планируется опубликовать в газете Коммерсантъ.

- Задержек платежей нет. Они могут платить, но был период - осень прошлого года - когда люди, которые фактически контролируют ФСК, предпочту назвать вещи своими именами, это господин Григории Березкин, который поставил туда немало своих менеджеров, которые являются в первую очередь как я понимаю не работниками ФСК, а его работниками, повели странную политику. Я бы назвал ее наглой и агрессивной. Они перестали платить подрядчикам. Почти всем. С целью выдавить их и заставить продать свои контрольные пакеты за смешные цены. Более того, предлагалось получить оплату не в реальных деньгах, а в будущих подрядах. Которые они получат, если согласятся отдать свои компании.
- А кроме вас какие это были компании, которым предлагались такие варианты?
- Как явный пример, который не выдержал и попал и был продан это например компания «Союзсети». Владельцем был господин Приходько, долго они не продавали, но когда у них накопилась дебиторки от ФСК где-то 4-5- млрд рублей за несколько месяцев, настал момент, когда пришла команда...я не знаю как правильно назвать - то ли Бударгина, то ли Березкина. Я бы сказал Березкина, потому что я считаю, что Бударгин фактически не управляет своей компанией.
- А как так получается, что Березкин, который не имеет никакого отношения к государству, не чиновник вдруг имеет такое большое влияние в государственной компании?
- Ну я думаю это потому, что он инициативный и наглый человек. Фактически он ссылается на свои связи на самом высоком уровне. Вплоть до того, что он в кругу своих знакомых и даже не очень близких, так и заявляет- до 2012 года меня не тронет. А после 2012 года меня может никто здесь и не увидит.
- Насколько я понимаю, вы в основном как подрядчики имеете дело не с самим руководителем ФСК, а все-таки с его подчиненными. Правильно ли я понимаю, что вместе с Бударгиным пришла команда людей, которые теперь работает с вами и делает все, чтобы с вами не работать?
- Неправильно сказать, что с Бударгиным пришла команда. Никакая команда не пришла. Пришли отдельные личности, в данный момент часто воюющие внутри ФСК между собой. Более того, я уверен, что Бударгин не имеет полномочий как руководитель управлять этой командой. По крайней мере его первый зам, господин Трошенков, явно может проводить свою политику.
Это утверждают и высокопоставленные работники в центре и на местах того же ФСК. Что Бударгин может приехать, дать указания, они запротоколированы, потом приезжает Трошенков, или издает письменные указания и они полностью противоположны тому что сказано. Поэтому говорить о том, что работает команда, я не могу.
- Вы хотите сказать, что Бударгин принимал на работу в ФСК людей с молчаливым согласием?
- Да, он просто слабый человек.
- То есть это не его люди, но просто ему сказали взять их на работу?
- Я считаю, что это не его люди, да. По крайней мере так выглядит.
- В связи со складывающейся ситуацией у вас сейчас плохие отношения с ФСК...
- У нас плохие отношения с руководящей верхушкой ФСК, которые пришли, я извиняюсь, не работу работать, а преследовать свои личные цели. Либо цели, поставившего их хозяина. Со многими людьми, которые реально отвечают за работу, особенно на местах, с которых будут спрашивать за результаты, у нас прекрасные отношения. Более того, они и волнуются, что мы фактически вытеснены с новых тендеров. У нас в стране сейчас недостаточно строительных сил, которые способны освоить такой объем строительства в России. Вот Тимченко со Стройтрансгазом сейчас заводят ещё на ФСК, но они же не строили такие объемы никогда и не смогут этого сделать. Тимченко тоже давит сильно и Бударгину по нему указания с самого верха спускают.
- То есть вы хотите сказать, что инвестпрограмма ФСК находится под угрозой?
- Я не хочу сказать, я даже говорю, что она не то что под угрозой, а я считаю, что она полностью провалена. Уже сейчас. Потому что когда по году инвестпрограмма заявляется на уровне 360-180 млрд рублей, то если вы посмотрите на объем тендеров, который был проведен с момента прихода новой команды, то выполнено это на 20 с чем-то миллиардов. Почему это делалось? Потому что тем, кто контролирует ситуацию, нужно было подогнать свои собственные силы.
- Насколько я знаю, у господина Березкина есть собственный инжиниринговый бизнес, вы хотите сказать, что он хочет все тендеры забрать себе и сам быть основным подрядчиком ФСК?
- Да, я думаю он хочет именно этого, а также контролировать то, что он сам не может построить. Я не могу утверждать чего он хочет, я честно говоря никогда в жизни его не видел, но слышал, что это страшный человек.
- Откуда же вы тогда знаете, что это он?
- Потому что это все знают.
- Вы не пытались как-то обсудить сложившуюся ситуацию? Может быть с Бударгиным?
- Конечно, я встречался с Бударгиным. Более того, и мой акционер встречался с Бударгиным.
- А кто ваши акционеры?
- Абрамов и Абрамович. Они купили компанию у Раппопорта. И видимо за большие деньги, меня тогда не было ещё. Раппопорт сделал её конкретно под инвестпрограмму ФСК и завел большую часть контрактов. У нас раньше было более 60 % всех контрактов. А сейчас только совсем недавно Калининскую АЭС на миллиард долларов отдали Стройтрансгазу, потому что сверху сказали отдать Тимченко. А я писал недавно Сечину и Бударгину, что только у нас есть реальный опыт строительства таких объектов. Тимченко со Стройтрансгазом хотят залезть плотно на эту поляну, у них там такой Кошкин всем занимается, тоже страшный человек, всех пугает, если что, именем Тимченко.
А Бударгин давал много разных обещаний, обещания никогда не выполняются. И непонятно - то ли от того, что он не способен выполнить обещания, то ли просто их забывает. Вдаваться в детали неприятно, но без деталей это невозможно объяснить.
- Да, объясните, пожалуйста.
- В ФСК появляются пасквильные отчеты о нашей компании, которые полностью искажены. То есть полностью выдуманные данные. Я даже посылал такие отчеты, созданные господином Трошенковым, в Министерство. А делали эти отчеты для него опять таки структуры Стройтрансгаза. Они выдавливают нас из бизнеса.
- Раз уж вы не нашли общего языка с ФСК, то может быть вы обращались в Минэнерго, правительство?
- На самом деле и в министерстве мы работаем, и я считаю, что многие нас понимают и поддерживают. Я и Сечину сколько раз писал, встречался с ним и нашел полную поддержку. Он мне карт-бланш дал на то, чтобы разобраться с Березкиным и Тимченко. Более того, я считаю, что в министерстве заинтересованы в том, чтобы работа была сделана, потому что придет время и рано или поздно будет спрошено, почему у нас нет инфраструктуры. Особенно это будет странно видеть, когда был сделан такой толчок, когда премьер- министр сказал всем инвесторам в энергетике сказал, что они не выполняют своих обязательств. На этом фоне тем более странно видеть, что инфраструктура не строится в том виде, в котором она запланирована. Когда все инвесторы частные, государственные, иностранные, выполнят свои обязательства по генерации, то в силу невыполнения инвестпрограммы ФСК, а в том что она не будет выполнена у меня нет никаких сомнений, те мощности, которые будут построены они не смогут эффективно использоваться. Тем более меня удивляет почему так мало внимания уделяется тому, что происходит в ФСК. Мы как компания крупная начали сейчас работать со многими другими участниками рынка - это и РусГидро, и Интер РАО, и Росатом, с МРСК начали разговоры, с МОЭСК. И везде у нас находится понимание. И на этом фоне очень странно видеть ФСК, которая играет по правилам явно каким-то непорядочным.
- Вы говорили, что раньше, когда ваши взаимоотношения с ФСК были нормальными, у вас было 20-25% их заказов, а в вашем портфеле какая была доля ФСК?
- Да нет, у нас было под 70% раньше всей инвестпрограммы, а в нашем портфеле - 85%.
- То есть они были самыми крупными вашими заказчиками?
- Совершенно верно। Уже через год это будет максимум 50%. И мы эту ситуацию так не оставим.


Химическая атака на Сбербанк

Затеяв разборки с компанией "Уралхим" кипрский оффшор ShadesofCyprusLtd., втянул в конфликт и ведущий банк страны - Сбербанк.

В июне 2008 года компания "Уралхим" приобрела 72-процентный пакет акций подмосковного предприятия "Воскресенские минеральные удобрения", которым ранее владел холдинг "Фосагро". 16 июля 2008 года "Уралхим" направил миноритариям этого предприятия оферту - обязательное предложение о выкупе их пакетов акций. Гарантом по оферте выступил Сбербанк. Через несколько дней ФСФР выявила несоответствия в тексте оферты законодательству, и "Уралхим" ее отозвал. Новая оферта была опубликована 5 августа 2008 года, однако уже не сопровождалась гарантией Сбербанка.

Срок действия оферты истек 22 октября 2008 года. А 4 марта 2009 года подконтрольный холдингу "Фосагро" кипрский оффшор Shades of Cyprus Ltd., являющийся миноритарным акционером ВМУ, обратился в суд с требованием взыскать со Сбербанка сумму банковской гарантии - 3,089 миллиарда рублей. Однако Арбитражный суд г. Москвы, а затем и Девятый арбитражный апелляционный суд г. Москвы признали банковскую гарантию Сбербанка по второй оферте "Уралхима" ничтожной и оба раза отказали оффшору в удовлетворении иска.

Не найдя удовлетворения в суде, ShadesofCyprusLtd., выполняющий волю "Фосагро", принялся мстить Сбербанку за неполученные деньги другим способом.

И вот, некоторое время назад, с подачи PR-службы "Фосагро", на малоизвестных интернет-сайтах стали появляться тексты, в которых утверждается что Сбербанк ведет странную и опасную кредитную политику. Фактом, привлекшим внимание таких сайтов, стало то, что Сбербанк застраховал в "Ингосстахе" ответственность своего главы Германа Грефа и еще шести членов правления на общую сумму 2,8 млрд. рублей.

Так, в одном из таких текстов смело заявлено, что руководство Сбербанка на самом деле выдает кредиты направо и налево, не заботясь о судьбах выданных ими кредитов и том, что эта деятельность может принести банку и его клиентам ущерб. А все потому, что топ-менеджеры этого ведущего банка страны застраховались и якобы теперь могут и вовсе не беспокоиться об убытках. Кредитный комитет банк, видимо, распустил, ведет свой бизнес как бог на душу положит, и выдает займы, основываясь лишь на "бесконечном доверии" банка к заемщикам. А те, почувствовав легкую добычу, просят все новые и новые миллиардные кредиты, и вместо того, чтобы отдавать их, продлевают их все дальше и дальше.

"Осведомленные" источники авторов этих текстов в интернете утверждают, что именно так Сбербанк выдает кредиты, которые вообще неизвестно как и когда будут возвращены, практически обвиняя менеджмент Сбербанка в преднамеренной растрате государственной казны.

Впрочем, авторы публикации, оплаченной PR-службой "Фосагро", предупреждают, что "ни одна страховка "Ингосстраха" Герману Грефу не явится подушкой безопасности для потерь кредитов". Эмоциональный посыл понятен: не верьте главному банку страны, его не спасет даже ведущая страховая компания. А то, что страхование профессиональной ответственности - распространенная во всем мире практика, это автор не упоминает, зачем, иначе развалится вся "доказательная база" рассуждений. Кстати, так в интернете и появляются дутые сенсации.

Эта очевидная чушь не выдерживает никакой критики, даже элементарной проверки здравым смыслом. Любой потенциальный заемщик знает (а кто не знает - легко может убедиться на собственном опыте): кредитная политика Сбербанка для юридических лиц - одна из самых жестких на рынке. Этот банк, выполняющий важную социальную функцию, просто не может игнорировать очевидные финансовые риски и пренебрегать нормативными требованиями Центробанка.

Простым обывателям, а заодно и инвесторам, и властям страны почему-то кажется, что крупнейший финансовый институт России, лидер по размеру собственного капитала и величине филиальной сети, и при этом принадлежащий государству Сбербанк - один из наиболее надежных и находящихся под бдительным присмотром.

Потеряв всякую надежду вытрясти из Сбербанка ни за что ни про что более 3 млрд. рублей, "Фосагро" решил хотя бы облить грязью и упрямый банк, и лично его руководство. А заодно и тех заемщиков, которым Сбербанк деньги выдает. Поскольку прямые обвинения легко могут быть оспорены в суде, "Фосагро" действует обиняками. Имена руководителей банка помещаются в крайне негативный контекст. Вокруг них искусственно нагнетается туман недомолвок, приводятся какие-то слухи, сплетни, измышления псевдоаналитиков, а то и просто бред.

Эти жуткие завывания привидений от журналистики и пиара преследуют ровно ту же цель, что и классические явления призраков: попугать, напустив туману. Расчет прост: хоть в привидений никто не верит, но о них ходят разговоры.

Хотя уже существует и иная версия происходящего. По мнению некоторых аналитиков, ситуация могла принять более серьезный оборот. Не исключено, что кипрский оффшор ShadesofCyprusLtd уже не принадлежит холдингу "ФосАгро", а был продан им за бесценок вместе с надуманным требованием к Сбербанку. Покупателем фирмы могло выступить правительство какой-нибудь не совсем дружественной России страны или спецслужба иностранного государства, действовавшая под прикрытием коммерческой структуры. Цель такого приобретения - продолжать финансовое давление на системообразующий банк страны, разменяв его потом на политические или внешнеэкономические дивиденды. Или же просто попытаться изъять из банка и вывести за рубеж немалую сумму, по сути, государственных средств, одновременно ослабив финансовую систему страны и заработав денег на свои цели. Ряд экспертов пришли к выводу, что в качестве такого покупателя мог бы выступить президент Грузии М.Саакaшвили, неоднократно заявлявший, что у него имеются огромные финансовые претензии к Российской Федерации. Не исключено, что именно за счет средств Сбербанка соседняя страна захочет поправить свое финансовое положение, подорванное в ходе прошлогоднего конфликта и неудачной экономической политики.

Компетентным органам России, наверное, уже пора заинтересоваться, кто на самом деле стоит за скандальным оффшором, пытающимся подорвать финансовую стабильность крупнейшего кредитного института страны।

Алексей Воропаев

среда, 21 апреля 2010 г.

Глава псковского СКП Андрей Калинин пытается «замять» пропажу 150 тысяч долларов?

Стали известны причины того, почему псковское СКП пытается спустить дело на тормозах
Андрей Калинин возглавляет псковское управление Следственного комитета при Прокуратуре (СКП) лишь 9 месяцев, но его имя уже сейчас плотно ассоциируется с коррупцией, безответственностью, покрывательством в отношении разворовывания областного бюджета администрацией губернатора Андрея Турчака.
В самом псковском СКП наиболее громкий скандал разгорелся в конце декабря 2009 года (причем он не утихает до сих пор). Тогда в псковском СКП обнаружилась пропажа 150 тысяч долларов, бывши «вещдоком» по делу о контрабанде. Обвинение доказать не смогли и тогда бывший обвиняемый (гражданин Эстонии) через Верховный суд РФ добился решения о возврате изъятых денег – а деньги-то, как оказалось, испарились в неизвестном направлении! Правда, глава псковского СКП Андрей Калинин в интервью «АиФ-Псков» пообещал: «после того, как мы разберёмся в этой ситуации, можно будет что-то определённое сказать. И то уже после Нового года».
А когда прошел и Новый год и вообще целый месяц после обнаружения пропажи, зам Калинина провел пресс-конференцию, на которой явно путался в показаниях: по данным одних псковских СМИ, он заявил, что «лицо, которое утратило вещественное доказательство – 150 тыс. долларов, в настоящий момент является сотрудником следственного управления», по сообщению других псковских СМИ это самое лицо – Андрей Горовацкий – «был уволен из рядов Следственного комитета в связи с выходом на пенсию. К сведению, осенью прошлого года ему был присвоен знак «Почетный работник Следственного комитета». По законодательству, утраченные деньги должны быть возвращены за счет государства...». Как видим, и в том, и в другом случае ситуация получается некрасивая…
Позорной ситуацию в ведомстве Андрея Калинина назвали не только псковские СМИ, но и прокурор Псковской области Тимур Кебеков: «Факт пропажи вещдока – это действительно чрезвычайное происшествие для нашей системы. Все привыкли воспринимать прокуроров как законников. Если оценивать нашу деятельность с точки зрения того, что мы должны быть безупречны во всем, то когда происходят такие вещи – это боль для нас… Материалы были переданы в Следственный комитет России (в Москву), и было принято решение о возбуждении уголовного дела по ч. 4 ст. 160 (присвоение или растрата). Но окончательную точку по обвинению Горовацкого в совершении данного преступления может поставить только суд».
Теперь расследованием дела о пропаже 150 тысяч «зеленых» в ведомстве Андрея Калинина занимается само ведомство Андрея Калинина. Более того, «занимается» оно пропажей довольно своеобразно, так как само дело о пропаже денег было возбуждено лишь в Москве, в СКП России, в то время, как псковское СКП хотело дело о 150 тысячах попросту замять, не возбудив даже дела. Не удивительно, что результаты следствия, которое из Москвы поручили провести псковским следователям, мягко, говоря, нулевые.
О причинах такого нулевого следствия в ведомстве Андрея Калинина нам рассказал источник в псковском СКП: «Сначала мы не могли найти концов. Потом подняли данные камер наблюдения. Человек, который деньги потерял, на них выявился. Мы его спрашиваем, где деньги? Он говорит: я взял для дела (какого, непонятно), а на меня грабители напали. Его спрашивают: а чего молчал? Он: боялся, квартиру продавал, чтобы деньги возместить. В итоге квартира так и не продана, деньги не возмещены, а уголовное дело, возбужденное в Москве, у нас во Пскове лежит без движения – похоже, его просто по-тихому спишут в архив. Дело в том, что «уволенный» Горовацкий – давний друг и собутыльник нашего начальника Калинина. Говорят, что Горовацкий ничего не боится и уверен, что выйдет сухим из воды».
Так это или нет, как говорит источник в псковском СКП, мы не знаем, но страшно даже представить, что всё это может оказаться правдой.
Тем более что есть и другой пример, мягко говоря, бездеятельности псковского СКП во главе с Андреем Калининым в отношении не менее важных событий с не менее крупным денежными оборотами. В частности, на счету Андрея Калинина – игнорирование вопиющих нарушений закона в отношении так называемых «конкурсов» на размещение заказов псковской обладминистрации. Причем «конкурируют» на таких «конкурсах» обычно несколько питерских фирм, близких к губернатору Андрею Турчаку. Так, в декабре 2009 года прошли «конкурсы» на 11 заказов в рамках «Всероссийской масленицы» на общую сумму 4,86 млн. рублей. Причем из них 10 заказов на 4,49 млн. получили 4 петербургские фирмы – Фонд "Царскосельский карнавал", ООО "Царскосельский карнавал", ООО "СК Трейд", ООО "ТДК-комплект". Причем фактическим владельцем всех четырех питерских фирм является официальный советник Турчака Игорь Гаврюшкин. А на январском конкурсе 2010 года по распределению основных денег «Всероссийской масленицы» – 9,85 млн. рублей – администрация Турчака не смогла обеспечить даже видимость «конкуренции» и все 9,85 млн. были отданы «единственному участнику конкурса» фонду «Царскосельский карнавал» – тому самому, в котором до недавнего времени официальным гендиректором был советник Турчака Игорь Гаврюшкин. И главный псковский следователь Андрей Калинин на это промолчал в тряпочку… Не заметил Калинин и того факта, что конкурса на освещение Псковского Кремля вообще не было. Его итоги должны были подводить 18 января 2010 года, но за две недели до этого к работам уже приступила фирма из Санкт-Петербурга ООО «МультиЛайт», а в день подведения итогов, что это ООО получило заказ на 6,34 млн. рублей на основании того, что было «единственным участником конкурса».
А 8 апреля 2010 года глава СКП России Александр Бастрыкин на заседании Общественной палаты подверг жесткой критике как раз те негативные явления, которые расцвели в псковском СКП: «Наряду с латентной преступностью (на 1 зарегистрированное преступление в России приходится 4 незарегистрированных) продолжают иметь место факты отказа в приеме заявлений от пострадавших (так называемое укрытие заявлений от учета либо нарушения учетно-регистрационной дисциплины), факты оставления заявлений граждан без рассмотрения либо вынесение необоснованных постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела (где преступление имело место)… К уголовной ответственности привлечены 206 должностных лиц, действия которых квалифицированы по таким статьям УК РФ, как мошенничество, злоупотребление должностными полномочиями, превышение должностных полномочий, получение взятки, служебный подлог...».
Широкое распространение раскритикованные Александром Бастрыкиным негативные явления получили в управлении СКП по Псковской области. Даже по официальным данным псковского СКП, из 4557 заявлений и сообщений о преступлениях, поступивших в псковское СКП, лишь 575 превращено в уголовные дела. По остальным были либо вынесены отказы в возбуждении, либо (что еще хуже!) заявления и сообщения о преступлениях вообще оставлены без рассмотрения и решения – причем число именно таких случаев при Калинине особенно выросло (примерно с 500 в 2008 году до 1300 в 2009 году).
Почему отсутствие решения по заявлению о преступлении – хуже, чем отказ в возбуждении дела? Потому что, когда вынесен отказ, его можно оспорить в другой, в том числе вышестоящей инстанции, а когда никакого решения по заявлению нет – ни возбуждения дела, ни отказа в возбуждении – то невозможно обратиться в другую инстанцию: в ней всегда попросят сначала получить решение той, куда вы должны были обратиться (и обратились) изначально… А пока нет отказа в возбуждении дела, то нельзя вынести и отмену в возбуждении и обязать начать новое расследование (в том числе и руками новой следственной группы)… Так в ведомстве Андрея Калинина и заматываются многие дела, и дело о пропаже 150 тысяч долларов – это только «вершина айсберга», информация о котором просочилась в СМИ. А сколько таких же дел с не меньшими суммами ведомству Андрея Калинина удалось скрыть от внимания СМИ и общества? Скольких таких же «дел», которые и не стали «делами» из-за того, что они собственно и не были возбуждены?
В связи с этим остается только один вопрос – почему при явной профнепригодности господин Калинин остается на посту руководителя СКП по Псковской области? Сам он в личных беседах объясняет свою непотопляемость тем, что якобы имеет какой-то серьезный компромат на Александра Бастрыкина и его родственников («кое-что по поводу Пушкинских гор»). Но, может быть, просто руки до него еще не дошли?